Ср 03.06.2020, 18:08                                                                                                                                            Регистрация Вход


Меню сайта

Краеведение

Наш опрос
Литературу какого жанра Вы предпочитаете?
Всего ответов: 62

Опрос
Как Вы оцениваете качество услуг в библиотеке?
Всего ответов: 25








      <— История         Годы и люди  —>



Взгляд в прошлое



Сведения о первых поселениях людей на территории района от­носятся к 3-2 тысячелетию до нашей эры. Археологами изучены две стоянки первобытных людей на территории Моркинского района: Старомазиковская и Барскокужерская.

Территория района, как видно из сохранившихся исторических источников, в X веке была заселена вотяками (удмуртами или, как их называли марийцы, одо-марий), которых было немало и в сто­роне города Арска (Татарстан). Во время заселения мари левобере­жья Волги и движения их от древнего Хлынова (Вятки) в восточном направлении вотяки были принуждены освободить для мари и Мор-кинский район. Памятником их пребывания здесь осталось село Арино. Вотяки назывались арскими людьми, отсюда и город Арск и гора Карман, которая служила крепостью во время столкновения мари с вотяками (ныне гора Карман Курык взята под охрану государства). Таким образом, мари, которые заняли земли нынешнего района в период между XI и XIII веками, вытеснив отсюда вотяков, являют­ся в настоящее время самыми древними и коренными жителями района.

Марийцы пришли сюда с правобережья Волги, где значитель­ное время жили в соседстве с чувашами, по всей вероятности в районе Цивильска (ныне входит в состав Чувашской Республики), что заметно по костюму моркинских женщин, которые, как и зве-ниговские, носят шарпаны, тогда как в других местах такой женс­кий головной убор не встречается, а также по употреблению моркинскими мари слова «шамыч», проникшего из чувашского языка.

Часть мари в- район пришла, видимо, и с яранской стороны Вятской губернии. Например, жители деревни Ярамор сохранили предание о том, что их предки пришли на это место из-под Яранска, отсюда и деревня получила название Ярамари.

Жители моркинской стороны, как и другие луговые мари, вхо­дили в состав Казанского ханства. После падения Казанского хан­ства моркинская земля вошла в состав Казанской губернии Русско­го государства. Значение присоединения Марийского края к России невозможно определить, как однозначно положительное или отри­цательное. В результате продолжительных военных конфликтов мно­гие марийцы погибли, попали в плен и были уведены в рабство, вынуждены были навсегда покинуть родину.

Происходило сокращение земельных площадей, находившихся во владении марийских общин. Многие из них были непосредствен­но закреплены за казной в ходе генерального межевания земель. Так, из Большой Моркинской, Большой и Малой Иринской, Шалинской и Коркатовской волостей в пользу казны было отрезано 22 де­сятины пашни, 18 десятин сенокосов, 100152 десятины леса.

Очень болезненно сельские общины воспринимали рекрутские наборы. Это было связано с тем, что подневольный рекрут не имел никакой надежды вернуться домой. Рекрутской повинности пыта­лись избегнуть. Деревенская верхушка за большие деньги откупалась от нее. Обычно общины сдавали в рекруты мужчин из бедных дво­ров. Так, в деревне Вонжеполь Коркатовской волости из семьи Мак­сима Леонтьева Тойтывара (8 человек) после его смерти у вдовы Аксиньи Леонтьевой из числа трех сыновей взяли в рекруты — в 1874 г. 18-летнего Сидора и в 1876 г. 16-летнего Петра. Не выдержав таких бед, в 1876 г. скончалась и их мать в возрасте 43 лет.

Понятно, что все это вызывало протест народа. Наивысший подъем борьбы крестьян Марийского края против феодально-кре­постнического гнета связан с крестьянской войной под предводи­тельством Е.И.Пугачева.

Наиболее яркие события крестьянской войны в Моркинском районе связаны с периодом отступления Пугачева из-под Казани и движения его до Кленовой горы (июль 1774 г.). Большую помощь пугачевцам оказали марийские крестьяне Коркатовской и Шалинской волостей. Они показывали дороги, собирали лошадей и фураж, сами записывались в повстанцы. Так, в Андреевой сотне Максимова Коркатовской волости в д. Новая повстанцами было разгромлено имение поручика М.Мельгунова. Лишь бегство в лес спасло священ­ников от народного возмездия в с. Морки и Арино.

Позитивные последствия присоединения проявились не сразу, а лишь позже.

Произошло ускорение развития производительных сил. Начался подъем сельского хозяйства, выразившийся в расширении пашен­ных площадей, в повсеместном переходе от пестрополья к трехполью. Произошло дальнейшее расширение лесных промыслов, полу­чили распространение огородничество, пчеловодство, свиноводство. Стала налаживаться торговля. Моркинский край поставлял пушни­ну, кожу, продукты лесных промыслов и ремесла.

Многие крестьяне владели мукомольнями. Так, по данным пе­реписи 1704 г. в Моркинской волости Казанского уезда мукомоль­нями владели Пехтуган Утяков, Кузьма Ишпулатов, Козембай Актуганов, Миша Чеверин, Василий и Мурзанай Петеевы, Федот Алдаев, Ишпулат Ядыков, Озик Октубинов и другие.

Сохранившиеся архивные документы дают некоторое представ­ление о продаже марийцами Моркинской стороны продуктов кре­стьянского животноводства. Так, в 1755 г. марийский крестьянин д. Арино Шалинской волости Казанского уезда в начале октября при­езжал в д. Коркатово «для покупки овечьих кож» и отвозил товар в Казань.

О развитии пчеловодства в Моркинском районе свидетельству­ют следующие факты: переписи первых двух десятилетий XVIII века зафиксировали наличие «бортных вотчинных ухожьев» в волостях — Большой Моркинской, Другие Морки, Коркатовской. В 1787 г. в починке Илеть Моркинской волости Вади Итеев имел в лесу 11 бортей, ценою каждая по 4 рубля.

Заметно сказывалось русское культурное влияние. Оно проявля­лось в заимствовании типов жилищ, предметов быта, пищи, ис­пользовании принятых в России календаря и системы мер. Совмес­тное проживание с русскими способствовало распространению сре­ди марийцев русского языка, посредством которого марийский на­род приобщался к достижениям европейской культуры. В конце XVIII века на основе кириллицы была создана марийская письменность. Присоединение края к России способствовало распространению среди марийцев образования.

Вместе с тем, Моркинский район является наиболее марийским. Типичные черты марийского народа, его обычаи, быт и нравы со­хранились здесь в большей степени, чем это наблюдается в других районах Республики Марий Эл. Обращает на себя внимание язык моркинских мари, который сохранился в наибольшей чистоте и при­знан литературным. У моркинских мари более устойчиво сохранились марийские нравы и обычаи. Так, здесь соблюдаются национальные праздники Агавайрем, Семык, Сурем, Шорыкйол, Уярня, Кугече, Сорта и др. Кроме того, на 1993 г. в Моркинском районе насчитыва­лась 51 священная роща. Национальные костюмы моркинских мари также сохранились, не претерпев большого влияния русского или татарского населения. Это главным образом заметно по вышивкам. В Моркинском районе более чем в других районах республики остались последователи истинно марийской языческой веры. Кроме того, в районе широко распространены православие и ислам. Восстановлены два православных храма и четыре мечети.

Большие изменения произошли в 1917 году. Февральская рево­люция с новой силой оживила надежды народа на лучшую жизнь. После свержения царизма, в условиях двоевластия, борьба за новое становилась все более решительной, разнообразной по формам.

Получили дальнейшее развитие самовольные захваты крестья­нами земель. Начались самовольные порубки лесов и захваты казен­ных угодий. Так, 22 сентября 1917 года о большой порубке земель сообщили из Моркинского лесничества.

Социально-экономические противоречия, классовая эксплуата­ция, национальное угнетение, произвол царских чиновников вплоть до Октябрьской революции 1917 года были постоянными факторами недовольства населения своим положением. Это недовольство про­явилось в массовом переселении марийцев в Закамье и Приуралье; выражалось оно и в местных конфликтах, и в более крупных выступ­лениях. Возмущение крестьян вызывали незаконные захваты их об­щинных земель, запреты рубить лес на хозяйственные нужды и др.

25 октября 1917 г. в Петрограде победило вооруженное восста­ние. 2-й Всероссийский съезд Советов известил о переходе всей вла­сти в стране к Советам, принял декреты о мире и земле. Начали создаваться Советы и на территории Марийского края. На террито­рии нынешнего Моркинского района в Моркинской и Шиньшинс-кой волостях первые волостные Советы были созданы 29 мая 1918 г. Важную роль в этом сыграли возвратившиеся с фронта солдаты. Так, после опубликования декрета о демобилизации старой армии к июню 1918 г. в Моркинскую волость вернулись 26 демобилизованных сол­дат. Первым председателем волостного Совета в Морках был уроже­нец деревни Купсола П.Л.Смоленцев, который вскоре, в декабре 1918 г., был убит по пути в Казань в деревне Ковали.

Успехи социалистического строительства во многом зависели от правильного решения аграрного вопроса. Вся земля стала собствен­ностью социалистического государства. Так, в конце 1917 г. были конфискованы имения Карпова, Фаткуллина и Садыкова в Шинь-шинской волости и Казем-Бек — в Моркинской.

Большие изменения в Марийском крае произошли после изда­ния 25 ноября 1920 г. декрета ВЦИК и Совнаркома «Об автономной области марийского народа». Им утверждался состав территории. По­становлением ВЦИК от 5 января 1921 г. был утвержден ревком Ма­рийской автономной области, председателем которого стал уроже­нец Моркинской земли И.П. Петров.

Оформлялась областная партийная организация. 15 января 1921 г. было образовано временное областное бюро РКП(б), председате­лем которого опять-таки был избран моркинец И.П. Петров.

Большим испытанием для Моркинского района, как и для всей Марийской области, явились стихийные бедствия: пожары и неуро­жай. Без хлеба оказалось три четверти всего населения МАО, остав­шиеся также без семян и фуража. Голод явился результатом техни­ко-экономической отсталости, следствием разрухи, вызванной им­периалистической и гражданской войнами. Свою роль сыграли за­морозки 1920 г., поразившие озимые, и весенне-летняя засуха 1921 г., окончательно загубившая до 70 % озимых и поразившая более двух третей яровых посевов.

Быстро стали распространяться инфекционные болезни, мно­гие заболели тифом. Стихийные бедствия усугубили хозяйственную разруху. Начался забой, а затем и падеж скота. Возросли трудности и в промышленности.

ЦК РКП(б), СНК РСФСР приняли действенные меры борьбы со стихийными бедствиями и их последствиями. Марийской авто­номной области была оказана огромная и разнообразная помощь. Неоценимое значение имело в этом выполнение указания В.И. Ле­нина: «Надо дать марийцам и побольше» (Ленинский сборник. М., 1975. Т.38. — С.429). Оно было дано в связи с обсуждением вопроса о разработке горельников и охраны лесов в МАО. Особое значение в борьбе с голодом, последствиями пожаров, а затем восстановлении народного хозяйства имело подписанное В.И. Лениным постановле­ние Совета труда и обороны от 30 сентября 1921 г. В связи с создав­шейся острой необходимостью обеспечения голодающих продоволь­ствием, разработки лесных гарей, использования лесоматериалов в народном хозяйстве и предотвращения порчи лесов вследствие по­жаров лесозаготовительные и связанные с ними работы в МАО, как и в других голодающих районах Поволжья и Приуралья, были отне­сены к работам государственной важности, снабжение и финанси­рование их стало производиться из государственного фонда и из ресурсов для голодающих.


Источник:

Моркинский район: Сборник документальных очерков. — Йошкар-Ола: Комитет Республики Марий Эл по делам архивов, Государственный архив Республики Марий Эл, Администрация муниципального образования «Моркинский район», 2004. - 320 с. ил. 2004 г. 

 

     <— История         Годы и люди  —>



Вход на сайт




   

            


  

  

   

   

      

    

    

      
VKONTAKTE
Моркинская библиотека


        

         

© МБУК «Моркинская ЦБС» 425120, Республика Марий Эл, Моркинский район, пгт. Морки, Советская, 7

Телефон: 8(83635)9-17-87; e-mail biblmorki@yandex.ru    
Copyright MyCorp © 2020